Издательство Амфора
 
помощь по поиску
 
Рассылка каталога новостей
События и СМИ Новости Авторы Пресс-релизы Партнерам Об издательстве Контакты
            пресса о нас

Каталог
  Новинки
  Жанры
  Авторы
  Серии
  Амфора
  Red Fish
  АмфораMedia
   (аудиокниги)




пресса о нас
Отрывок из романа нобелевского лауреата Мо Яня "Страна вина" - РИА Новости от 11 октября 2012
дата: 25.10.12

Нобелевская премия по литературе за 2012 год присуждена писателю из Китая Мо Яню. Мо Янь - это псевдоним 57-летнего китайского прозаика, который в переводе означает "молчи". Его настоящее имя - Гуань Мое. В России Мо Янь пока переводился только отрывками, а в этом году к выходу в серии "Будущие нобелевские лауреаты" издательства "Амфора" готовится первое издание автора на русском языке - роман "Страна вина". РИА Новости публикует отрывок из этой книги.
 
© Амфора
Книга Мо Яня "Страна вина"
Дети - будущее нашей родины, цветы жизни, самое дорогое. Кто посмеет задавить их? Машины замедляли ход, взвизгивали тормозами и останавливались. В голове и в хвосте группы шагали две женщины в белых халатах. Лица округлые, как полная луна; красные, как киноварь, губы, острые белоснежные зубы - похожие на сестер-двойняшек, они держали каждая свой конец шнура и громко, бесцеремонно покрикивали:
- Крепко держимся за шнур! Руки не отпускаем!
Пока Дин Гоуэр стоял на краю тротуара под деревом с пожелтевшей листвой, дети благополучно пересекли проспект. Волна за волной поток машин устремился дальше. Возле него строй детей смешался, и они загалдели, как стайка воробьев. Кусок красной материи на запястье у каждого был привязан к красному шнуру, и они оставались на нем, хоть и смешавшись. Стоило воспитательницам потянуть за концы, как все тут же выровнялись. Он вспомнил, как те только что командовали: "Крепко держимся за шнур! Руки не отпускаем!" - и возмутился про себя: "Ерунда какая-то! Как тут отпустишь руки, если ты привязан?"
Прислонившись к дереву, он строгим голосом обратился к воспитательнице, державшей передний конец шнура:
- Зачем вы их привязываете?
Та мрачно зыркнула на него:
- А ты кто такой?
- Не ваше дело, кто я такой. Ответьте, пожалуйста, на вопрос: зачем нужно связывать детей вместе?
- Ненормальный! - свысока бросила воспитательница.
- Не-нор-маль-ный! - глядя на него, хором подхватили дети.
Каждый слог они тянули очень долго: кто знает, то ли у них это так получалось, то ли их так научили. Звонкие детские голоса, наивные и нежные, такие приятные - что на свете больше ласкает слух? – взлетели над улицей шустрой птичьей стайкой. Дети зашагали дальше. Он глупо улыбнулся воспитательнице, держащей задний конец шнура, но та отвернулась и даже не
взглянула на него. Он провожал детей глазами, пока они не скрылись в одном из старинных переулков -хутунов, где по обе стороны возвышались покрытые красным лаком стены.
Когда все же удалось пересечь проспект, какой-то синьцзянец (Синьцзян - северо-западный автономный район КНР, зона компактного проживания тюркских национальных меньшинств (уйгуров, казахов и др. - прим. пер.) стал предлагать ему - ну и забавный у него акцент! - шашлык из баранины. Дин Гоуэр отказался. Несколько шашлыков тут же купила девица с очень длинной шеей и ярко-красными, как перец, напомаженными губами. Она обваляла шашлыки с пузырящимся на них маслом в коробке с перцем и стала есть, чудно выгибая губы, - видно, боялась смазать помаду. Горло обожгло, словно огнем, он отвернулся и пошел прочь.
Потом он стоял у входа в школу, ждал сына и курил. Тот выбежал из ворот с ранцем за плечами и даже не заметил его. Лицо все в потеках от чернил, сразу видно - школьник. Следователь окликнул его. Сын пошел с ним без особого энтузиазма. Когда Дин Гоуэр сообщил, что уезжает по делам в Цзюго, сын бросил:
- А мне-то что.
- Что значит "мне-то что"?
- "Мне-то что" и "мне-то что", - ответил сын. - Что еще это может значить?
- "Мне-то что". Действительно, "мне-то что", - повторил он слова сына.
В отделе безопасности Дин Гоуэра встретил бритоголовый детина. Открыв высоченный, под самый потолок, большой шкаф, он налил следователю стакан вина. В комнате тоже топилась печь: не так жарко, как в дежурке вахтера, но все равно очень тепло. Дин Гоуэр предпочел бы мороженое, но бритоголовый знай совал ему вино:
- Выпей - выпьешь и посогреешься.
Видно было, что предлагает от души, и Дин Гоуэр не решился отказать, принял стакан и стал прихлебывать из него.
Окна и двери наглухо закрыты, ни единой щелочки: с герметизацией все в порядке. Тело чесалось, со лба скатывались капли пота.
- Не переживайте: коли на душе спокойно, оно и попрохладнее, - донесся дружелюбный голос бритоголового.
В ухе жужжало. "Пчела, - мелькнула мысль. - Мед. Варенные в меду младенцы. Задание очень ответственное, спустя рукава подходить нельзя". Вроде слегка задрожало оконное стекло. За окном медленно и беззвучно проплывали огромные механизмы. "Чувствуешь себя словно рыбка в аквариуме. И техника эта вся какая-то желтая. От желтого цвета кружится голова и хочется напиться". Он силился услышать грохот этих машин, но напрасно.
- Я хочу видеть директора шахты и секретаря парторганизации, - услышал он свой голос.
- Да вы пейте, пейте, - угощал бритоголовый.
Тронутый его заботой, Дин Гоуэр поднял стакан и осушил одним глотком. Не успел он поставить его, как охранник наполнил стакан снова.
- Всё, не буду больше, веди к директору и партсекретарю.
- Не волнуйтесь, начальник, пейте, стаканчик опрокинете - и пойдем. А то получается, что не выполняю свои обязанности. Доброе дело не грех и повторить. Давайте еще один.
Глянув на "стаканчик" размером с кулак, Дин Гоуэр засомневался в душе, но что ни сделаешь ради работы, и он без промедления выпил.
Стоило поставить стакан, как бритоголовый налил опять, приговаривая:
- Вы не подумайте, начальник, что заставляю, но так уж у нас на шахте заведено: "Три раза не поднесешь - на своем месте не усидишь!"
- Да не могу я пить столько! - взмолился Дин Гоуэр. - Всё, ни капли больше!
Взяв стакан обеими руками, бритоголовый чуть не плача поднес его ко рту Гоуэра:
- Умоляю, начальник, выпейте, а то ведь не усидеть мне на месте.
Его искренность растопила решимость Дин Гоуэра.
Он принял стакан и осушил.
- Вот спасибо так спасибо, - растрогался бритоголовый. - Еще пару-тройку стаканчиков?
- Нет-нет, не пойдет, - прикрыл стакан ладонью Дин Гоуэр. - Быстро веди к начальству!
Вахтер поднял руку и глянул на часы:
- Сейчас для встреч с ними рановато.
- Дело срочное, - строго сказал Дин Гоуэр, помахав удостоверением. - Так что ты мне препятствий не чини.
- Пойдем! - поколебавшись, кивнул бритоголовый. Дин Гоуэр последовал за ним в бесконечный коридор. Множество помещений, деревянные таблички с именами на дверях.
- Секретарь парткома и директор разве не здесь же работают?
- За мной идите. Вы у меня три стакана выпили, что же я - буду заставлять вас бегать понапрасну? Вот не выпей вы их, передал бы секретарше в кабинете парторга, и все дела. В тусклом стекле на выходе следователь увидел собственное лицо и невольно вздрогнул: серое от усталости, оно показалось незнакомым. Когда он выходил, скрипнувшая дверь спружинила и хлопнула его по заду. Он пошатнулся и чуть не упал, но, к счастью, бритоголовый протянул руку и подхватил его. От красоты слепящего солнечного света закружилась голова и потемнело в глазах, ноги стали ватными, в ушах зазвенело.
- Похоже, я немного пьян? - обратился он к спутнику.
- Какое пьян, начальник! - замахал тот руками. - Такой видный человек, как можно! У нас тут ежели кто напьется, так не из интеллигентных, не из культурных.
Те, что "белый снег солнечной весной" (Белый снег солнечной весной - образное название литературы для избранных), не напиваются. Вы ведь из таких - значит, не пьян.
Систематичность, логичность и продуманность этих слов убеждали. Вслед за бритоголовым Дин Гоуэр вышел на площадку, заваленную грудами круглого леса. Бревна разнились и по толщине — и под два метра в диаметре, и по два цуня (Цунь - мера длины, около 0,32 м - прим. пер.), - и по породе: тут тебе и сосна, и береза, и дуб, и гевея, и вяз. Встречались такие названия, что и не выговоришь. В ботанике он был не силен: эти знал, и то ладно. Кора на бревнах потрескалась и подсгнила, пахло спиртом; из щелей торчала пожелтевшая и увядшая трава. Лениво порхала белая бабочка. Между бревен, как пьяные, метались несколько черных ласточек. Следователь остановился перед большущим дубом, но до верхней кромки бревна не дотянулся. Он легонько постучал кулаком по темно-красным годовым кольцам, и на коже остались капли сока.
- Богатырь, а не дерево! - вздохнул он.
- В прошлом году один частник-винодел - виноградное вино производит - предлагал за него три тысячи юаней, - подхватил бритоголовый. - Так мы не продали.
- А зачем оно ему?
- На бочки! От вина, если оно не в дубовых бочках, высокого качества не жди.
- Надо было продать ему, и всё. Ну никак не стоит оно трех тысяч!
- Мы индивидуальные хозяйства на дух не переносим! - взвился бритоголовый. - Пусть лучше
сгниет, а поддерживать их не будем.
В душе Дин Гоуэр пришел в восторг от коллективистского настроя на шахте Лошань.
За бревнами две собаки, уморительно пошатываясь, бегали друг за другом, будто вдрызг пьяные. Здоровенный кобель, вроде тот, что был на проходной. А присмотреться — вроде и не он. Так они обходили бревно за бревном и углублялись все дальше, будто на вырубке в девственном лесу. В обширной и густой тени дубов росло множество красивых грибов, от покрывающих землю слой за слоем гниющих листьев и желудей разносился пленительный спиртной дух. Один большой, пестрящий разноцветными красками ствол усыпали проросшие желуди, смахивающие на младенцев. Все розовенькие, с отчетливо выраженными носами и глазами и тщательно прорисованными прожилками на коже. К тому же все мальчики с прелестными крохотными писюльками, похожими на орешки арахиса. Тряхнув головой, Дин Гоуэр собрался с духом. В мозгу тяжело осели таинственные, пугающие представления об этом архиважном и дьявольски запутанном деле. Он отругал себя за то, что потратил столько времени там, где в этом не было нужды, но, поразмыслив, решил: "Задание получено лишь двадцать с лишним часов назад, а я уже понял, куда двигаться в этом лабиринте, и это, как ни крути, показатель высокой эффективности". И терпеливо зашагал за бритоголовым. "Посмотрим, куда он меня, в конце концов, заведет".
Когда они обогнули еще одну березовую лесину, впереди открылось целое поле подсолнухов: обращенные к солнцу головы золотистыми пятнами расплывались на темной зелени покрытых пушком стеблей. Следователь вдыхал особый, сладковато-пьянящий дух березы и наслаждался осенним пейзажем. Белоснежная кора березы еще не высохла, гладкая, блестящая и нежная. Ствол продолжал расти: более свежая кора проглядывала сквозь трещины. На стволе устроился фиолетово-красный сверчок: большой, толстый - так и хочется поймать.
- Вон там, где подсолнухи, в домиках с красной крышей, партсекретарь с директором и обретаются. - В голосе охранника прорывалось радостное возбуждение.
Комнат в домах, похоже, не меньше десятка. Красная черепица резко выделяется на фоне густо разросшихся подсолнухов: стебли толстые, листья широкие — видать, жидкого навоза не пожалели. Под морем солнечного света их желтизна отливала особым блеском. Восхитительный вид захватывал, по всему телу разлилось упоение, умиротворение и отупение, глубокое и тяжелое. Когда он стряхнул с себя эти ощущения, поводырь исчез. Дин Гоуэр попытался найти его, запрыгнув на березовый ствол - воображаемую большую лодку в бурлящем потоке. Вдали, над высоким терриконом, по-прежнему курился дымок, но не так романтично, как на рассвете. На горе угля под открытым небом черными точками копошились люди, а внизу виднелось целое скопище машин и повозок. Голоса людей и крики животных доносились очень слабо. Он решил, что у него что-то со слухом: между ним и реальным миром будто образовалась прозрачная перегородка. У колодца шахты распростерла длинные руки, действуя неторопливо, но расчетливо, та самая желтая техника. Закружилась голова, он согнулся и опустился на бревно. Его словно вертело среди бурных валов. Бритоголовый и впрямь куда-то исчез. Дин Гоуэр соскользнул с березы и направился к зарослям подсолнухов.
И невольно задумался о своем поведении. Следователь, которого уважает высокое начальство, будто испугавшийся воды щенок, забирается на березовую лесину, чтобы оглядеться. А ведь его действия непременно станут частью расследования этого исключительно важного дела, которое, если факты подтвердятся, наверняка всколыхнет весь мир. Ну а если еще и фотографии появятся, народ точно попадает со смеху. Он понял, что все же слегка навеселе. "Нет, есть что-то вороватое в этом бритоголовом. Ненормальный, совсем ненормальный". Тут же, трепеща на ветру оперением, расправила крылья фантазия. "Кто знает, может, и он заодно с этими преступниками — пожирателями младенцев". Пробираясь меж бревнами, Дин Гоуэр уже прикинул путь к отходу: "Вывел на дорогу, где полно ловушек. Но способности мои недооценил".
Он сжал папку. В ней ощущалось нечто твердое и увесистое: там кроме документов лежал пистолет. Оружие придает смелости и уверенности. Следователь с сожалением бросил последний взгляд на березовые, дубовые и другие бревна - на своих соратников. Толстенные узорные срезы походили на мишени. Он представил, как стреляет по комлям, а ноги уже привели
к опушке подсолнухового леса.
Надо же, рядом вовсю работает шахта, а тут такое укромное местечко, - значит, человеку всё по плечу. Задрав голову к подсолнухам, он шагнул вперед. Они склонялись к нему, словно улыбаясь, но в изумрудно- зеленых или светло-желтых лицах виделось лицемерие и коварство. В ушах звучал еле слышный презрительный смех. Огромные листья с шелестом трепетали на ветру. Сжимая папку со стальным другом, высоко подняв голову и выпятив грудь, он шагал к красному домику. Следователь смотрел на него, а сам ощущал исходящую от подсолнухов угрозу. Прохладную, с белыми ворсинками.
Толкнув дверь, Дин Гоуэр вошел в домик. И вот, наконец, после всех перипетий и впечатлений, он стоит перед секретарем парткома и директором шахты. Обоим ганьбу (Гaньбу - руководящие работники, партийно-чиновничья прослойка - прим. пер.) лет по пятьдесят. Круглые, как булочки, румяные лица, похожие на коричневатые "чайные" яйца ("Чайные" яйца — яйца, приготовленные с использованием чайного листа или соевого соуса - прим. пер.); наметившиеся генеральские животики. Серые френчи с иголочки (Так называемые суньятсеновские френчи (по имени Сунь Ятсена, первого президента Китайской Республики - прим. пер.) — своеобразная униформа, отличавшая руководящих работников в Китае.). Лица светятся приветливыми, доброжелательными улыбками старших по положению. Вполне возможно, близнецы. Оба радушно поздоровались с ним за руку. Видать, в рукопожатиях толк знают: ни слабое и ни крепкое, ни мягкое и ни твердое. Всякий раз он ощущал, как все тело пронизывает тепло, как от только что вынутого из огня печеного батата. И тут он уронил папку.
Грохнул выстрел.
Отрывок предоставлен издательством "Амфора"

 

Архив
Апрель 2017
П В С Ч П С В
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Бестселлеры
  1. Большая грудь, широкий зад
    Мо Янь
  2. Тубурская игра
    Фрай Макс
  3. Николай I без ретуши
    Гордин Яков
  4. Италия: чувство капучино
    Надя Де Анджелис
  5. Унижение
    Рот Филип
  6. Город грехов
    Миллер Фрэнк
  7. Лесные были и небылицы
    Бианки Виталий
  8. Город и лес у моря
    Бианки Виталий
  9. Япония: изнанка веера
    Андреева Юлия
  10. Достоевский: перепрочтение
    Фокин Павел
  11. Лесная газета
    Бианки Виталий
  12. Крылья воробья
    Бримсон Дуги
  13. Толкиен
    Уайт Майкл
  14. Город грехов-2. Женщина, за которую стоит убивать
    Миллер Фрэнк
  15. Страна вина
    Мо Янь
  16. Cказки старого Вильнюса Т.1.
    Фрай Макс
  17. Тасманиец Ромуальд
    Владимир Валуцкий
  18. Последний вздох мавра
    Рушди Салман
  19. Александр Башлачев: человек поющий
    Наумов Лев
  20. В центре океана
    Сокуров Александр
  21. Аэростат 4. Вариации на тему Адама и Евы
    Гребенщиков Борис
  22. Высший замысел
    Хокинг Стивен , Млодинов Леонард
  23. Субастик в опасности
    Маар Пауль
  24. Слипер и Дример
    Черт Илья
  25. Чехия: Биография Праги
    Ахманов Михаил
  26. История искусства для собак
    Боровский Александр
Наш опрос

В настоящее время нет активных опросов.

Результат голосования 01.12.2014
Вопрос: Какие литературные жанры Вам наиболее интересны?

Всего ответили: 118

Любовный роман - 9 (8%)
Юмористический жанр - 1 (1%)
Сочинения о путешествиях и открытиях - 5 (5%)
Философия - 5 (5%)
Исторический жанр - 17 (15%)
Детская литература - 6 (6%)
Современный детектив - 7 (6%)
Ителлектуальный роман - 24 (21%)
Приключенческий роман - 8 (7%)
Фантастика - 27 (18%)
Понятная наука (просто о сложном) - 9 (8%)

результаты прошлых голосований >


ЗАО ТИД "Амфора" © 2002-2017. Все права защищены.
Отправить письмо вебмастеру.

diafilm.amphora.ru


Семь томов культового цикла Фрэнка Миллера

metin2 pvp metin2 pvp serverler pvp serverler mt2 pvp pvp metin2